Правовой статус некоммерческих организаций (НКО)

С 1 января 2017 года  вступают в силу поправки в Федеральный закон «О некоммерческих организациях» в части установления статуса некоммерческой организации (НКО) — исполнителя общественно полезных услуг.

Правовой анализ

Юрист Александр Передрук сделал правовой анализ новой редакции закона, в котором указал, как отразятся данные изменения на  НКО и какие цели преследуют эти законодательные нововведения на самом деле.

Закон устанавливает новый специальный правовой статус для НКО – «некоммерческая организация — исполнитель общественно полезных услуг». Законодатель наделяет НКО — исполнителей общественно полезных услуг правом на приоритетное получение мер поддержки. При этом законом установлены ограничения, препятствующие получению данного статуса. Так, исполнителем общественно полезных услуг может быть признана организация, которая:

  • включена в реестр социально ориентированных некоммерческих организаций;
  • оказывает общественно полезные услуги надлежащего качества на протяжении не менее одного года;
  • не имеет задолженностей по налогам и сборам, иным обязательным платежам;
  • не является некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.

По мнению юриста, включив в данный перечень ограничений НКО, попавшие  в реестр, так называемых «иностранных агентов»,  государство намеренно разделяет   некоммерческие организации на те, которые оказывают общественно полезные услуги и на «иностранных агентов». При этом, исключается какая-либо возможность воспринимать  деятельность последних, как оказание полезных услуг.

Передрук   указывает на то, что данный закон  де-факто  ставит НКО, внесенные в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, в дискриминационное положение по сравнению с некоммерческими организациями, не являющимися таковыми, что  противоречит правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации (КС РФ).

Так, исходя из позиции КС РФ,  законодательная конструкция некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, не предполагает негативной оценки такой организации со стороны государства и не может восприниматься как проявление недоверия (п.3.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 08.04.2014 г. № 10-П).

Однако, ограничение некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, в возможности получения статуса  «исполнителя общественно полезных услуг», явно  указывает на наличие негативной оценки со стороны государства

Становится очевидным, что вводя в законодательство термин «НКО, выполняющая функции иностранного агента», правительство преследовало единственную цель – стигматизацию НКО, — пишет в заключении Александр Передрук.

Вы можете скачать полный текст правового анализа в виде файла.