Каков срок исковой давности для налоговой проверки?

Адвокатами по делам о мошенничестве и оспариванию сделок с недвижимостью нашего бюро было незамедлительно подано заявление в ОВД «Ивановское», а также заявление на имя Перовского межрайонного прокурора.

В ходе проверки в присутствии адвоката наш доверитель был допрошен об обстоятельствах совершенного в отношении него преступления, также у него были изъяты образцы подписи и почерка для проведения судебной почерковедческой экспертизы.

В связи с тем, что подпись и почерк в договоре купли-продажи квартиры не принадлежат нашему клиенту, было возбуждено уголовное дело по статье 159 Уголовного кодекса РФ (мошенничество), а И. был признан потерпевшим. В ходе расследования уголовного дела “покупатель” квартиры Е. установлен не был, а Р., нынешний владелец квартиры скрылся. На квартиру был наложен арест, согласно которому Росреестру было запрещено регистрировать сделки, связанные с этой недвижимостью.

Нашими юристами по уголовному праву была проведена досудебная подготовка по сбору доказательств с целью обращения в суд с иском о признании сделок купли-продажи недействительными и возвращению права собственности на квартиру И.

При подготовке искового заявления выяснилось, что из папки, в которой И. хранит документы пропал  подлинник свидетельства о праве на наследство, один из подлинников договора передачи квартиры в собственность в порядке приватизации, подписанный матерью потерпевшего, подлинник свидетельства о регистрации права собственности на квартиру на имя нашего доверителя. Вместо этих документов были обнаружены цветные фотокопии.

Согласно договору купли-продажи квартиры, якобы заключенному между Е. и нашим клиентом, покупатель имеет паспорт и зарегистрирован в деревне в Саратовской области. Таким образом, житель села становится счастливым правообладателем недвижимости в Москве, от которой через три недели избавляется, не выручив ничего от продажи. Следующий покупатель так же житель деревни в Калужской области, где нет улицы, а только несколько домов. Он становится следующим счастливым правообладателем  двухкомнатной квартиры в Москве, с зарегистрированным в ней жильцом, не подозревающим о том, что квартира, в которой он всю жизнь прожил, не является уже его собственностью. Ни один из покупателей не являлся в квартиру и не встречался с И.. И наши адвокаты по уголовному праву, и наш клиент усмотрели в этом явные признаки мошенничества.

Судья Перовского районного суда неоднократно вызывал в суд и Е. и  Р., однако повестки возвращались в запечатанных конвертах с пометкой о том, что адресаты по месту регистрации не проживают. Адвокаты бюро не сомневались, что данные люди, если они и существуют под указанными фамилиями, то никогда не проживали по месту регистрации и в этих домах наверняка зарегистрированы сотни людей.

Перовским районным судом Москвы исковые требования о признании недействительным договоров купли-продажи квартиры, признании права собственности на квартиру за И., истребовании имущества из чужого незаконного владения были удовлетворены в полном объеме. Решение суда вступило в законную силу, и наши адвокаты по мошенничеству сдали документы в Росреестр для регистрации квартиры за И.

Однако “покупателям” это было неизвестно, и Р. решил перепродать квартиру, которая являлась уже собственностью И., хоть он и не успел зарегистрировать за собой право собственности. При совершении очередной сделки по продаже квартиры, Р. и его представителям стало известно о том, что на квартиру наложен арест следователем и судьей Перовского районного суда.

Прощаться с квартирой Р. не хотелось, поэтому в Перовский районный суд Москвы поступила апелляционная жалоба от представителя Р., которая от его имени просит отменить решение суда и вернуть квартиру мошеннику. В жалобе было указано, что Р. действительно купил квартиру, но фактически проживает на даче в Московской области у друзей. Сам Р. в суде не появляется. В суд представитель явилась без Р., в сопровождении мужчины кавказской национальности, отказавшегося назвать свою личность. Она давала суду невнятные, противоречивые показания относительно обстоятельств приобретения квартиры, также не смогла пояснить суду, по какой причине Р., фактически более года не пользуется приобретенной московской недвижимостью, а проживает в садоводческом товариществе в нескольких километрах от Москвы. На категорическое требование суда об обязательной явке на следующий судебный процесс самого Р., она ответила уклончиво, и на следующее судебное заседание Р. не явился.